Форум о прекрасном: Турции и всем, что с ней связано

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Херсонес

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Недавно с экскурсией посетила замечательное место Херсонес. Хочу поделиться впечатлениями и фотографиями!
Кто был там - пишите свои отзывы.

ПС Фотографии кликабельны. Для увеличения размера кликните на фото.

Отредактировано Seyidova (2009-09-08 10:33:48)

+2

2

На первой фото - античный театр. Жители города устраивали здесь представления.

2, 3 и 4 фото - монетный двор.

На 5 фото Вы видите колонны, которые сохранились с времен основания города.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Seyidova (2009-09-09 18:16:26)

+1

3

На 1-ой фото безымянное дерево))) К сожалению, не знаю как называется  :dontknow:

Фото №2 - вход в безымянное здание)))) Если добуду инфо, то напишу что это за домик.

Фото №3 - вид на бухту.

4 фото - Владимирский Собор.

Фото №5 - пилон для хранения продуктов.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Seyidova (2009-09-08 10:27:48)

+1

4

На первой фото мозаика.

На 2-ой и 3-ей - самый большой пилон из тогда существовавших. И это еще он не весь. Как Вы видите, верха нет.

4 и 5 фото - руины Херсонеса.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Seyidova (2009-09-08 10:27:27)

+1

5

6

...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Seyidova (2009-09-08 10:23:37)

+1

7

...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

8

...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

+1

9

Фото №1
Табличка на колоколе гласит:
Колокол отлит в Таганроге в 1778 г. из турецких пушек, взятых в качестве трофея. На нем изображены покровители моряков - св. Николай и св. Фока. После Крымской войны был вывезен в Париж, где находился до 1913 г. Во время непогоды использовался как сигнальный колокол.

В 1783 году, по указу императора Александра I, колокол был отправлен в Севастополь и предназначался для строящейся церкви Святого Николая. После Крымской войны 1853-1856 гг. союзные войска Англии и Франции вывезли колокол из Севастополя в числе трофеев. Возвращение колокола состоялось 23 ноября 1913 года при большом стечении народа и сопровождалось торжественным Крестным ходом.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

10

...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

11

А теперь немного истории.

Херсонес в VI-нач. IV в.в. до н.э. Основание и становление полиса.

Город Херсонес Таврический был основан в VI в. до н.э. греками-дорийцами, переселенцами из Гераклеи Понтийской - полиса, находившегося на Южном берегу Черного моря в Малой Азии, на территории нынешней Турции. В основании Херсонеса принимали также участие выходцы с острова Делос. Причиной выселения будущих основателей Херсонеса были политические распри между демократической и аристократической “партиями” гераклейского общества, в результате которых демократы были вынуждены удалиться в изгнание. Слово “Херсонес” в переводе с древнегреческого означает “полуостров”. Этим словом назывались многие греческие города, соответствующим образом расположенные, и, чтобы их не путать, названия таких городов были двойными. Колония Гераклеи в Крыму называлась Херсонесом Таврическим, потому что Крымский полуостров греки издавна называли Таврикой.

Долгое время датой основания Херсонеса считались 422-421 г.г. до н.э. Эта гипотеза была высказана еще в ХIХ веке, и до сих пор находит своих сторонников. Однако, исследования последних лет приводят специалистов к выводу, что город был основан столетием раньше - в 528-527 г.г. до н.э. На такую мысль историков наводят периодические находки в наиболее ранних слоях Херсонеса архаической чернофигурной керамики, которая датируется временем никак не позже VI в. до н.э. В последнее время в этих слоях находят и остраконы - глиняные черепки с процарапанными на них архаическим дорийским шрифтом именами, служившие древним эллинам как бюллетени для голосования. Сторонники более ранней даты основания Херсонеса считают, что остраконы свидетельствуют о наличии ранее V в. до н.э. на территории города демократических институтов, а значит, постоянной общины поселенцев. Эта гипотеза подтверждается и данными письменных источников: анализируя сообщения древних авторов, исследователи пришли к выводу, что в 528 году гераклеоты и делосцы, следуя прорицанию Дельфийского оракула, совместно основали Херсонес Таврический. В течение VI-V в.в. до н.э. Херсонес был небольшим поселением, в котором обитало не более 2-3 тыс. человек.

Первые херсонеситы занимались транзитной торговлей между городами Греции, Скифией и подчиненной тогда кочевниками Ольвией, добывая себе все необходимое для жизни только обменом, ремеслом да рыбной ловлей. Им приходилось завозить и хлеб, и вино, и оливковое масло. Окрестные земли были населены чрезвычайно враждебными таврами, и горожане, возможно, не могли себе позволить даже вскопать огороды. Наконец, в начале IV в. до н.э. они решились начать освоение хоры - сельскохозяйственной округи

О месте размежевания первых участков среди специалистов ведутся ожесточенные споры. В соответствии с более традиционной версией, херсонеситы сначала решили огородить территорию Маячного полуострова (мыс Херсонес) двойной стеной, проложить туда дорогу и распахать там свои первые участки. Приверженцы традиционной версии считают, что эти земли и есть упоминаемый у Страбона “Старый Херсонес”, то есть территория, где колонистам раздавались самые первые наделы. Поскольку греки постоянно боялись нападения тавров, которое грозило им и на суше, и на море, остается предположить, что колонисты предпочитали ездить на свои “огороды” вооруженными группами, ведь Маячный полуостров отстоит от стен Херсонеса на 50 стадий (более 10 км.). Однако, Страбон - очень точный в определении расстояний - писал, что “Старый Херсонес” находится в 100 стадиях от города. Поэтому, сторонники альтернативной точки зрения полагают, что “отец географии” имел в виду мыс Парфений (Феолент). Здесь находился храм Девы, а вокруг него во времена Страбона (I в. до н.э.) лежали руины многочисленных древнегреческих усадеб и укреплений, которые путешественник и принял за развалины “Старого Херсонеса”. По мнению этих авторов, свои первые наделы херсонеситы распахивали вокруг городских стен. Они утверждают, что размежевание земель на Маячном полуострове происходило одновременно с остальной территорией Гераклейского полуострова, а укрепление из параллельных стен использовалось для охраны маяка, виноградного питомника и пункта сбора и перевалки урожая.

+1

12

Херсонесское территориальное государство в IV-II в.в. до н.э. Образование и крушение земледельческой державы.

Пока не ясно, почему во второй четверти IV в. до н.э. у херсонеситов настолько прибавилось сил, что они решились на серьезную экспансию и захват всей территории Гераклейского полуострова. Возможно, в это время в город прибыла новая волна поселенцев. Но фактом является то, что к последней четверти IV в. до н.э. вся эта земля была греками размежевана и распахана. Часть тавров оттеснили с  размежеванной территории, и с тех пор поселения греков плотной цепочкой тянулись вдоль границы: от Балаклавской до Инкерманской бухт.

На этом примечательном историческом событии стоит остановиться подробнее. Всем, кто живет в Севастополе и, тем более, дачникам, хорошо известна каменистость земли гераклейской. Многие участки размером всего в 4 сотки бывает чрезвычайно трудно освободить от камней и обработать. Некоторые и вовсе не удается: их засыпают привозной землей или бросают. Поэтому удивительно, что греки, получившие в наделы, по разным подсчетам, от 4,4 до 26,5 га земли на семью, в течение десяти-двадцати лет превратили всю эту каменистую пустыню в цветущий сад. Более того, некоторые цифры просто поражают воображение. Колонисты не только убрали все лежащие в земле и на земле камни, но и сложили из них плантажные стены толщиной 1 м, на расстоянии 2-5 м друг от друга; они не только очистили от камней  землю  на  глубину 0,7 - 1,5 м, срубив, при необходимости, скальное основание, но и специально вырубали камень, чтобы построить плантажные стены там, где земля была без камней: на дне оврагов и балок. В результате, переместив миллионы камней, намного  превышающих по объему пирамиду Хеопса, херсонеситы создали 400 замкнутых земельных участков («клеров») площадью по 26,5 га каждый (за исключением прибрежных, размер которых колебался от 3 до 26,5 га). «Клеры» были окружены высокими каменными заборами и прямыми удобными дорогами, а внутри разделены заборами и плантажными стенами на участки, где выращивался виноград (главным образом), злаки (в основном, ячмень и полба), и фруктовые деревья. Раньше считалось, что каждым таким «клером» владела одна семья из числа потомков основателей города. Современные исследователи пришли к выводу, что у каждого стандартного клера было по 6 владельцев, и земли граждан были разбросаны по всей территории полиса так, чтобы каждый владел двумя участками по 4,4 га каждый: и лучшим, и худшим; и землей в опасном приграничье, и недалеко от города. Есть, правда, версия и о том, что на семью выделялся один участок в 4,4 га.

Десятая часть всей  земли находилась в собственности храмов. Была, вероятно, и земля, принадлежавшая непосредственно полису. Объем выполненных колонистами работ поистине ошеломляет. На строительство значительно меньшей по объему пирамиды Хеопса понадобился ежедневный труд 25 тысяч человек в течение 30 лет. Гражданская же община Херсонеса, по самым смелым подсчетам, не превышала 2000 человек, а все население полиса, включая детей, женщин, стариков, иноземцев и городских рабов, составляло около 10-15 тысяч человек. Специалистов всегда волновал вопрос: а были ли в Херсонесе рабы, много ли, и были ли они заняты в материальном производстве? Богатые греческие семьи (а херсонеситы эпохи расцвета полиса были людьми небедными) традиционно имели домашних рабов, которые выполняли роль слуг, подмастерьев в мастерских и т.п. Кроме того, в полисах были общинные рабы, которые убирали улицы, были грузчиками и ассенизаторами. В их наличии в Херсонесе никто особо не сомневается. Но вот кто работал на наделах колонистов? Ряд ученых считает, что херсонеситы, принадлежавшие к дорийскому племени, а, следовательно, родственные спартанцам, использовали на своих полях труд покоренных тавров - жителей Гераклейского полуострова, выселенных на его окраины или оставленных жить на прежних местах в подневольном состоянии.

Предполагается, что их превратили  в принадлежавших общине полурабов, у спартанцев называвшихся илотами. Это косвенно подтверждается тем фактом, что херсонеситы, как и спартанцы, жили, по современному говоря, «на пороховой бочке». Сам город был обнесен мощнейшей оборонительной стеной; каждый «клер», превращенный в своеобразную крепость, имел оборонительную башню, а по границам Гераклейского полуострова была расставлена сеть приграничных крепостей-замков. Таким образом, херсонесское демократическое государство - а демократия распространялась только на граждан-мужчин, владельцев земельных наделов - держалась на кончике копья. И копье это жителям приходилось держать крепко: все граждане до конца дней были воинами-ополченцами, а юноши-эфебы с 18 лет несли двухгодичную срочную службу, охраняя общину от внешних и внутренних врагов. Лишь отслужив, они получали право голоса и самое главное право - на свой земельный участок. О том, что до этого доживали далеко не все, говорит множество надгробных плит с именами юношей, погибших при защите отечества. Колонистам приходилось, видимо, защищаться и от порабощенного местного населения, и от враждебных горных тавров, и от скифских набегов, которые, начиная с III в. до н.э. становились все более частыми.

Херсонеситы занимались, конечно, и рыболовством, и ремеслами, и торговлей. Когда они размежевали  земли Гераклейского полуострова и засадили их виноградниками, они занялись товарным производством вина и начали широко экспортировать его в Ольвию, Скифию, на Боспор, на Западное побережье Черного моря, и даже в Грецию. Но они не могли пока принять участие в самом выгодном бизнесе античной эпохи - экспорте собственного хлеба, который в наше время по выгодности и значению можно сравнить только с экспортом нефти: на гераклейской почве хлеб растет очень плохо, херсонеситам его не хватало даже для себя. Поэтому, город мог только предоставлять услуги по перевалке скифской пшеницы, перепродавать ольвийский хлеб и подсчитывать барыши в чужом кармане, с завистью поглядывая на сверкающий золотом и мрамором Пантикапей, столицу Боспора. Подобно многим колонизаторам последующих эпох,  древние греки ради зарабатывания денег легко и охотно хватались за оружие.

+1

13

Так же поступили и херсонеситы. Едва закончив размежевание прилегающих территорий и укрепив оборону Гераклейского полуострова, в середине IV в. до н.э. они начали экспансию на север, вдоль побережья спасительного для них Черного моря (ни скифы, ни тавры серьезным флотом не располагали). Они захватили основанную жителями Ольвии колонию Керкинитида (нынешняя Евпатория), дошли, видимо, с боями до мыса Тарханкут, и основали на месте нынешнего поселка Черноморский новый город - Калос Лимен (Прекрасная гавань). Земли Западного Крыма и в наши времена благоприятны для выращивания наиболее ценных сортов пшеницы, а в эпоху античности, когда климат здесь был влажнее и мягче, а степь Тарханкута была лесостепью, изобиловавшей родниками и речками, - тем более. Здесь грекам достались прекрасные плодородные почвы, и Херсонес превратился из маленького полиса в сильное и быстро богатевшее государство.

Вряд ли несколько десятков тысяч колонистов, включая жителей Керкинитиды, Калос-Лимена и других более мелких херсонесских поселений, в состоянии были сами обработать 30 тысяч гектаров новых земель. Нужна была дополнительная рабочая сила. Кого эллины заставили работать на своих новых наделах, доподлинно неизвестно; быть может, поработили местное население и покупали рабов в Скифском царстве, ведь население собственно Херсонеса значительно не увеличилось, да и ездить «на работу» за 100-200 км было невозможно. Хотя специалисты и отмечают, что следов массовой эксплуатации рабов на херсонесских наделах не обнаружено. Не сохранилось сведений и о каких-либо бунтах порабощенного населения. Вероятнее всего, большинство производителей материальных благ было в полисе все-таки свободным, хотя многие земледельцы в Западном и Северо-Западном Крыму, видимо, не обладали правами херсонесского гражданина.

К III в. до н.э. город Херсонес, первоначально занимавший клочок земли вокруг нынешнего Портового и Северо-Восточного районов городища, значительно расширяет свою территорию. Его обносят новыми оборонительными стенами, и город располагается на площади более 30 га, практически равной той, на которой он и существовал все последующие 1700 лет. Херсонес был построен из местного известняка по регулярной «гипподамовой» системе, названной так в честь ее создателя - греческого архитектора Гипподама из Милета. Улицы города пересекались под прямым углом, деля его на прямоугольники равной величины. Через весь город шла Главная  улица шириной 6,5 м и длиной 900 метров. В ее центре, в районе нынешнего Владимирского собора, находился акрополь - средоточие храмов и общественных зданий. Судя по находимым фрагментам, здания возводились из местного белого известняка, в соответствии с дорийским и ионийским ордерами (стилями) древнегреческой архитектуры. Они ярко раскрашивались минеральными красками, что придавало городу праздничный и нарядный вид. Херсонес, в отличие от Ольвии или Боспорских городов, был, как сейчас говорят, «этнически чистым»: подавляющее большинство его жителей составляли греки. Горожане почитали  всех олимпийских богов, но главным божеством Херсонеса была таврская Дева - та самая, которой тавры веками приносили в жертву захваченных в плен греческих моряков. Видимо, еще первые поселенцы, стремясь победить наводивших на них ужас дикарей, решили взять себе в союзницы их богиню. А может быть, постарались добыть и ее идола, стоявшего в главном таврском храме. Деву греки отождествляли с богиней-охотницей Артемидой и изображали ее в виде юной девушки с ланью. Такой она предстает на многочисленных херсонесских монетах. По числу найденных постаментов можно судить о том, что город был украшен множеством статуй богов, героев и почетных граждан города. На рубеже IV и III в.в. до н.э. горожане строят большой театр, вмещавший, по разным оценкам, от 1500 до 3000 зрителей. Примерно столько же в Херсонесе было и граждан, ведь театр тогда посещали все, кому это позволялось, а на большинство представлений ни женщины, ни, тем более, рабы не допускались.

На главной площади выставлялись почетные декреты в честь выдающихся горожан и друзей города. Здесь же стояла мраморная стела, на которой была высечена Присяга граждан Херсонеса. Ее принимали юноши, становясь эфебами и отправляясь на защиту отечества. Однако, резкий скачок к процветанию, совершенный полисом в течение IV в. до н.э., привел  к нарастанию серьезнейших противоречий внутри гражданской общины. Сам текст херсонесской присяги, созданной на рубеже IV и III в.в. до н.э., уникальнейшего, мирового значения памятника, говорит о том, что ко времени ее создания в городе появилась сильная внутренняя оппозиция, пытавшаяся захватить политическую власть и уничтожить контроль над экспортом хлеба, который осуществляла гражданская община. По мнению некоторых исследователей, предатели дошли  до немыслимого: они призвали себе на помощь злейших врагов и конкурентов - скифов. Как можно догадаться по тексту присяги, бунтовщики были побеждены и изгнаны, то ли совсем из государства, то ли отселились на его окраину, а сама присяга должна была стать юридической гарантией от повторения попыток посягнуть на демократию и права гражданской общины. Возможно, что созданная в том же III в. до н.э. история города, написанная херсонесским историком Сириском (текст ее до нас не дошел), как раз и призвана была на славных примерах былых поколений восстановить пошатнувшиеся принципы гражданственности и демократии. Преодоление внутренних противоречий было тем более важно для Херсонеса, что с середины III в. до н.э. городу пришлось вести ожесточенную и неравную борьбу со скифской экспансией.

+1

14

Херсонес во II-I в.в. до н.э. Войны со скифами,  потеря  независимости

К III в.до н.э. новое скифское государство (или Малая Скифия) со столицей в г. Неаполе Скифском окончательно сформировалось. Позднее скифы построили еще несколько городов: Напит, Хабеи, Палакий. Их названия мы знаем из письменных источников, но не все пока удается точно связать с раскопанными археологами городищами. Большинство этих городов находилось в непосредственной близости от херсонесских владений в Западном Крыму и, вполне возможно, они задумывались скифскими царями не только как форпосты хлебного экспорта, осуществлявшегося через порты Херсонеса, Керкинитиды и Калос-Лимена, но и как форпосты захвата Херсонесских владений. После завоевания греками западного побережья, скифы попали в экономическую зависимость от Херсонеса и Боспора, которые полностью держали в руках перевалку и отправку на экспорт скифской пшеницы. Прорыв экономической блокады стал для Скифского царства вопросом выживания. Скифам и Херсонесу предстояла поистине смертельная схватка, где ставкой были громадные по тем временам деньги. По своему накалу это противостояние можно сравнить с современной борьбой за нефтяные богатства Персидского залива или Каспийского моря.

В середине III в. до н.э. скифы предпринимают первую попытку захватить владения Херсонеса в Северо-Западном и даже Юго-Западном Крыму. Археологически на всех укрепленных и неукрепленных поселениях прослеживаются следы пожарищ и разрушений. Хотя херсонеситам и удалось тогда отстоять свои владения, многие поселения в Северо-Западном Крыму навсегда прекратили свое существование, и площадь обрабатываемых греками земель с тех пор стала неуклонно сокращаться. В преддверии решающей схватки, в начале II в. до н.э., оба противника старались заручиться союзниками: Херсонес в 179 г. до н.э. заключил военно-оборонительный договор с Фарнаком I - царем Понтийского царства, одного из эллинистических государств Малой Азии со столицей в Синопе. Скифы стремились получить поддержку сарматского племени роксоланов, кочевавших к северу от Крыма. Херсонеситы также пытались привлечь сарматов на свою сторону, и иногда им это удавалось. Однажды, по договоренности с греками, сарматы даже разгромили ставку скифского царя.

В течение всего II в. до н.э. соперники мерились силами в малых войнах и взаимных набегах. Скифы, возглавляемые в середине II в. до н.э. легендарным царем Скилуром, усиливали натиск на греков, отнимая у них одно поселение за другим. По некоторым свидетельствам, этот сухопутный народ даже попробовал обзавестись собственным флотом. Херсонеситы постепенно сдавали свои позиции, и к последней четверти II в. до н.э. оставили уже и Калос-Лимен, и Керкинитиду, удерживая лишь Гераклейский полуостров. Не приходится сомневаться и в том, что на это противостояние серьезнейшее влияние оказывал Боспор, в интересах которого было как можно более ослабить обоих конкурентов на сильно сузившемся к тому времени, из-за завоевания Греции Римом, рынке хлебной торговли. Решающая схватка началась в 110 г. до н.э., когда, предводительствуемые энергичным и талантливым царем Палаком, сыном Скилура, скифы захватили все херсонесские владения и взяли в осаду сам город. Данные археологии повествуют о жутких пожарах и кровавых сражениях, которые происходили на каждой сельской усадьбе, на каждом укреплении. Зерновые ямы, полные обгоревших зерен, так и не отправленных в Грецию; разбитые, раздавленные, обугленные черепа и кости. Как будто бы через тысячи лет до нас доносятся крики, стоны, вопли о пощаде и помощи.

Подобно защитникам Севастополя в Первую оборону, защитники Херсонеса, герои его первой обороны, отрезанные от источников продовольствия, от каменоломен, укрепляли стены города чем придется: камнем, добытым прямо у подножия стен, и даже надгробными плитами с городского некрополя. Именно так, видимо, в считанные дни, была построена знаменитая башня Зенона (ее так называемое “ядро”). Было ясно, что самостоятельно городу не выстоять. Образно говоря, оставался один маленький шаг до превращения Скифского царства в Скифскую империю, самым ценным рубином в короне которой мог бы стать Херсонес. Однако, помощь, предусмотренная в договоре с Понтом, заключенным 69 годами ранее, была городу оказана. Воцарившийся к тому времени на понтийском троне молодой и амбициозный царь Митридат VI Евпатор отправил на помощь Херсонесу войско под командованием одного из лучших своих полководцев – Диофанта, сына Асклепиодора из Синопы. Разноплеменная, но хорошо вымуштрованная и дисциплинированная армия диофантовых наемников разгромила плохо обученную и неуправляемую орду скифских племенных ополчений, освободила всю территорию Херсонесского государства, взяла штурмом скифские города и заставила Палака подписать с Понтом договор, который можно назвать капитуляцией и принесением присяги в верности. На все это талантливому полководцу понадобилось несколько месяцев. Уверенный в том, что скифы не скоро оправятся от разгрома, осенью 110 года Диофант покинул Херсонес, вернувшись в Синопу.

Однако, скифы, многие из которых продолжали оставаться кочевниками, как и все степняки, очень легко переносили подобные поражения: для них города были не средоточием их силы, богатств и знаний, как для оседлых народов, а просто религиозно-административными и ремесленными центрами. Настоящая сила скифского войска находилась в степных кочевьях. Для них выпас скота и война были понятиями неразделимыми. Чувствуя преимущество, они могли наступать, а если предвидели поражение, исчезали в степных далях, всегда готовые собраться и ударить в новом месте. Используя эту тактику, они прогнали персов. Так они перехитрили и Диофанта. Осенью следующего года скифы, объединившись с роксоланами, вновь захватили херсонесские земли и снова осадили сам Херсонес. Теперь положение города можно было признать безнадежным: навигация по Черному морю тогда продолжалась с мая по октябрь, корабли старались двигаться вдоль берега, а если и решались пересекать море, то только по кратчайшему маршруту: между мысом Сарыч и северным побережьем Малой Азии, строго по меридиану. Однако, начиная с октября, всякое мореплавание прекращалось: тогдашние корабли не выдерживали черноморских жестоких штормов. И, хотя херсонеситы отправили в Синопу послов, умоляя их привести с собой войско, было понятно, что это - жест отчаяния. Корабли могли прийти только в мае, а до мая у осажденных просто не хватило бы еды, даже если им и удалось бы отбить все штурмы, ведь херсонесская округа была разорена, а хлеб был сожжен или захвачен скифами.

Город был обречен. Обречен, но держался до последнего. Поэтому, когда уже зимой из-за горизонта появились понтийские корабли, это можно было воспринять только как чудо. Митридат проявил неслыханную в те времена дерзость, отправив в разгар зимних бурь свою эскадру на помощь союзному городу, а Диофант и его воины - смелость камикадзе, заглянув в пасть разъяренному Посейдону. Учитывая господствующие в это время года на Черном море ветра, можно быть уверенным, что весь путь от Синопы до Херсонеса им пришлось пройти на веслах! Видимо, греки оценили этот подвиг Диофанта наравне с подвигом афинян при Марафоне или спартанцев при Фермопилах, ибо они увенчали полководца всеми представимыми в тогдашних полисах почестями: золотым венком, почетным декретом, званием почетного гражданина, медной статуей в полный рост! На этот раз, разгром скифов был полным. Да и войска понтийцев остались в Крыму надолго, приняв участие в событиях на Боспоре. Там под ударами народного восстания в 107 г. до н.э. прекратила свое существование династия Спартокидов, и народ избрал царем предводителя восстания - Савмака, воспитанного при дворе скифа, возможно, раба. Митридат в то время для борьбы с экспансией Рима создавал Понтийскую империю, которая, согласно его планам, должна была охватывать все земли по берегам Черного моря. Он уже договорился было с последним боспорским царем-спартокидом Перисадом V о вхождении Боспора в состав империи. Но помешало восстание. Поэтому, он помощью войск Диофанта и по договоренности с боспорской знатью подавил восстание, сверг Савмака и захватил боспорский престол силой. Савмак был пленен и вывезен в Синопу. Дальнейшая его судьба неизвестна.

В результате вышеописанных событий, весь Крым попал в ту или иную степень зависимости от Митридата. Стал вассалом Понтийского царства или, как это тогда называлось, “союзником”, и Херсонес. Однако, борьба Митридата с Римом, длившаяся несколько десятилетий, закончилась его полным поражением. Он потерял даже Понтийское царство, сохранив за собой только Боспорский трон и власть над остальным Крымом. А когда в 63 г. до н.э. против Митридата восстал крупнейший Боспорский город на Кавказском побережье - Фанагория, царь был предан даже собственным сыном Фарнаком. Тот поднял против отца восстание в столице Боспора Пантикапее. Сломленный и преданный всеми, Митридат покончил с собой во дворце боспорских царей на вершине горы, которая с тех пор носит его имя. Тело отца Фарнак, в знак преданности римляням, отправил с богатыми дарами к Помпею, в Синопу. Римляне не стали ликвидировать Боспорское царство как уничтожили Понтийское. Они сделали Фарнака, изъявившего покорность Риму, царем Боспора; он вошел в историю как Фарнак II.

Помпею к тому времени стало не до Тавриды: в самом Риме разгоралась гражданская война, предстояла схватка за власть с Цезарем. Херсонес же, в результате этих событий, оказался под властью Боспора, поскольку им теперь правила династия царей, в свое время спасшая Херсонес от скифов. Тот факт, что сам Боспор состоит под властью Рима, пусть и формальной, тяготил свободолюбивых горожан. Боспориты, новые хозяева города, беря с херсонеситов немалую дань, продолжали оставаться их торговыми соперниками и не имели ни малейшего желания защищать их от Скифского царства, которое постепенно оправилось от поражений и мечтало добить ненавистного врага.

+1

15

Херсонес в I - V в.в. н.э. Возрождение  под  защитой  Римской империи

Через пятнадцать лет после вступления на престол, боспорский царь Фарнак II выступил против Рима, воспользовавшись внутренними неурядицами в нарождавшейся империи. Он быстро захватил все кавказское побережье и бывшие владения Понта в Малой Азии, но вчистую проиграл 2 августа 47 г. до н.э. генеральное сражение, которое дал ему непобедимый Юлий Цезарь, отправивший по этому поводу хвастливо-пренебрежительное донесение в Сенат: “пришел, увидел, победил!”. Это помогло Херсонесу избавиться от обременительного Боспорского ига, уговорившего в 46 г. до н.э. Цезаря включить их полис в состав империи на самых выгодных правах - со статусом “союзного города”. Такой статус обеспечивал Херсонесу военную защиту Рима, но сохранял за ним и право монетной чеканки, начавшейся еще в IV в. до н.э., и внутреннее самоуправление, и ополчение, и торговые права и привилегии. Но лишь 200 лет спустя, во II в. н.э. Херсонес окончательно избавился от боспорского протектората и попал в подчинение правителей Римской провинции Нижняя Мезия, центр которой находился на Западном берегу Черного моря. Это не означает, что Херсонес превратился в провинциальный город империи: в 145 г. н.э. при помощи и заступничестве Гераклеи Понтийской городу были дарованы права “элевтерии” - что-то вроде статуса “вольного города”. В соответствии с этим статусом, Херсонес сохранил свое внутреннее самоуправление и даже формальную полисную независимость. В городе не было римской гражданской администрации, на большинство горожан не распространялось римское право.

Такой статус Херсонеса сохранялся и неоднократно подтверждался императорами вплоть до V в. н.э. С I по III в.в. н.э. в городе, хотя и с перерывами, стояли римские войска. В разное время это были подразделения I Италийского, V Македонского, ХI Клавдиева легионов, вспомогательные части, корабли Равеннской и Мезийской эскадр. Поначалу римские войска размещались в городе лишь время от времени, а примерно с момента дарования городу элевтерии, т.е. со 145 г., в Херсонесе обосновался постоянный гарнизон. Четыре столетия под защитой Рима были самыми спокойными и стабильными в истории Херсонеса. Нам практически не известно случаев, когда горожане восстали бы против римского господства. Это был поистине взаимовыгодный союз: Рим был заинтересован в причерноморском хлебе и получал его через крымские порты. Херсонес нуждался в рынках сбыта своих товаров и, под защитой римского флота, очистившего Черное море от хозяйничавших на нем пиратов, смог торговать со всей империей и племенами варваров, живших к северу от Черного моря, вплоть до среднего течения Дона (район Воронежа). Система местного самоуправления города сменилась с демократической на аристократическую. На организации крупной торговли разбогатело несколько знатных херсонесских семей. Они же захватили и большинство городских выборных должностей, многие из них сделав фактически наследственными.

Разорялись, видимо, и многие земледельческие хозяйства. В это время происходит укрупнение земельных наделов на Гераклейском полуострове и создание поместий, пусть, по римским меркам, и небольших. Продолжать ведение хозяйства в Западном и Северо-Западном Крыму, из-за постоянных набегов скифов, херсонеситы не могли уже и в I в. до н.э. Их бывшие города и поселения в этом регионе окончательно переходят к скифам, которые жили и хозяйствовали в этих местах до конца III в. н.э. Северная граница Херсонесского государства в это время проходила, видимо, по р. Альме, т.к. в бывших скифских поселениях в среднем и нижнем течении этой реки стояли во II-III в.в. римские гарнизоны. В это время в городе в большом количестве появляются рыбозасолочные цистерны: полис начинает производить на экспорт сотни тонн соленой рыбы. Громадное количество этих цистерн наводит на мысль, что на улицах и в домах стояло ужасающее зловоние, но оно, наверное, полностью перебивалось неповторимым запахом золота, которое на рынках Римской империи платили за знаменитую понтийскую рыбу.

На Гераклейском полуострове площадь виноградников в это время сокращается, уступая место посевам зерна, которого херсонеситам стало не хватать после потери владений в Северо-Западном и Западном Крыму. Однако, товарное производство винограда и вина продолжалось. Вино продавалось, в основном, в херсонесских владениях, и лишь частично экспортировалось в Скифию, к сарматам, на Боспор. А городские ремесленники в больших количествах производили продукцию гончарного ремесла и металлообработки, которую с успехом продавали скифам, в том числе, и на территории бывших херсонесских владений. Горные племена, видимо, по-прежнему беспокоили и херсонеситов, и римлян. Для предотвращения разбоев и морского пиратства римляне построили ряд крепостей вдоль южного побережья Крыма: недавно открытую крепость в Балаклаве (не это ли построенный еще Диофантом загадочный город Евпаторий?), Харакс на мысе Ай-Тодор и ряд других укреплений. Не менее серьезно римляне защищали Херсонес и от скифов, которые, сохранив свое государство, но признав его зависимость от Рима, еще в I веке продолжали нападать на Херсонес. Только карательная экспедиция наместника Нижней Мезии Тиберия Плавтия Сильвана около 65 г. н.э. и создание римлянами ряда пограничных крепостей заставили скифов оставить город в покое. Очень многое сделали римляне и для городского хозяйства: со свойственной им основательностью они построили водовод, который по пяти-шести ниткам керамических труб подавал в Херсонес питьевую воду из источников на Гераклейском полуострове. На территории города было построено накопительное водохранилище, откуда вода по трубам текла в колодцы, и, возможно, фонтаны по всему городу. В соответствии со своими грубоватыми вкусами римляне перестроили театр. Теперь он использовался не только по прямому назначению, но и для проведения гладиаторских боев и травли диких зверей. Римский гарнизон находился в Цитадели, которая образовалась в Портовом районе после постройки XIX и ХХ куртин оборонительной стены и Башни Зенона в эпоху скифских войн. Здесь была воздвигнута римская баня, которую римляне называли термами. Вообще, римляне были очень чистоплотным народом: обосновываясь на новом месте, они непременно и сразу же строили баню.

+1

16

С приходом римлян, войска которых состояли из уроженцев всех районов империи, город стал многонациональным. Здесь поклонялись множеству божеств, говорили на множестве языков, ставили надгробные памятники в традициях многих народов. Хотя, тем не менее, греческая культура и язык оставались здесь господствующими. Как известно, римляне не только сдерживали варваров на границах своей империи, но по мере ослабления державы, допускали их жить на приграничных землях на правах “федератов” (союзников), обязанных охранять империю от набегов других варваров. Именно так, наверное, на территории сельской округи Херсонеса в первые века новой эры появились поселения сарматских и некоторых других племен, расселившихся ранее по всей территории слабеющего Скифского царства.

Ко II-IV в.в. н.э. относится множество племенных захоронений таких народов, которые погребали прах своих умерших в керамических сосудах, составляя их в каменные ящики, видимо, фамильные. В III в. н.э. дела в Римской империи, которая вступила в эпоху своего кризиса и распада, пошли настолько плохо, что в 244 году римский гарнизон был выведен из Херсонеса и других пунктов базирования в Крыму. Римские войска вернулись только в 250 году, а после 275 года (точная дата неизвестна) армия империи покидает полуостров. Но и тогда город не остался предоставленным самому себе на пороге страшных и смутных времен, которые получили в истории название эпохи Великого переселения народов. Тесная связь города и Рима сохранялась. Херсонесские отряды неоднократно участвовали в войнах империи на стороне римлян: против Боспора, против варваров на Дунае и т.п. Римляне же, когда не могли предоставить городу военной защиты, оказывали как финансовую помощь на содержание гарнизона, так и моральную поддержку.

Изменение климата, затронувшее всю территорию планеты, ускорило ослабление и закат Римской империи, которая переживала уменьшение населения, натурализацию хозяйства, сокращение товарно-денежных отношений, усиление накала классовой борьбы. А массовые перемещения варварских народов, снявшихся с насиженных мест в поисках пропитания, добили ее. Вся Великая Евразийская степь от Тихого океана до Атлантики пришла в III веке в движение. Европейская часть Римской империи столкнулась сначала с передвижениями германских племен, которых холод и бескормица выгнали с побережья Балтийского озера (да, именно пресного озера), со Скандинавского полуострова и т.д. В процессе миграции германцев на юг, в III в. н.э. в Крым пришли готы. Они практически уничтожили скифское царство, значительно ослабили Боспор. Херсонес они не взяли, как и завоеватели следующего века - гунны, причудливый союз монгольских, тюркских и финно-угорских племен, ворвавшийся в Европу из степей Центральной Азии и захватывавший в вихрь своего стремительного нашествия десятки других больших и малых народов.

В Крым гунны пришли через Керченский пролив, Боспор Киммерийский. Они уничтожили Боспорское царство и все города Боспора, а остатки скифского народа частью загнали в горы, частью увлекли в своем неостановимом движении на запад, на покорение Рима. Херсонес остался стоять. Гунны либо не тронули его, либо не смогли взять. Кроме Пантикапея, который превратился в маленький торговый городок Боспор, Херсонес остался единственным городом в Крыму. Поистине, неприступным для врагов. Греки, скифо-сарматы и готы, спасавшиеся в горных теснинах от нашествий кочевников, не рисковали возвращаться на равнину, постепенно адаптируясь к жизни горцев и медленно сливаясь в единый народ. В будущем, впитав в себя кровь и культуру пришельцев последующих веков (черных болгар и торков, хазар и печенегов, половцев, татаро-монголов и многих других), крымские горцы превратились в самобытный этнос, потомки которого - крымские татары и понтийские греки - живут и поныне.

В 395 году Римская империя, давно уже начавшая распадаться на куски, была официально разделена на два государства: Западную и Восточную Римские империи. Низложение в 476 году королем германского племени ругиев Одоакром последнего западноримского императора Ромула Августула знаменует собой конец античной истории. Европа вступала в эпоху средневековья. Новый этап начинался и в жизни Херсонеса.

+1

17

Раннесредневековый Херсонес в VI-IХ в.в. Жизнь  под  властью  Византии, утверждение христианства

Крепкие стены спасли Херсонес от лихолетья смутного времени. Он один вступил в эпоху средневековья непокоренным, но один он бы не выжил. На счастье херсонеситов, оправившаяся от потрясений Восточная Римская империя, известная нам под именем Византии, в V в. вернула себе власть над Южным и Горным Крымом, и влияние во всем Северном Причерноморье. Византией Восточную Римскую империю стали называть уже после ее гибели в ХV веке. Это слово происходит от названия древнегреческой колонии Византий, на месте которой римский император Константин I в 330 г. н.э. основал новую столицу - Константинополь. Сами византийцы называли свою империю Римской, а себя - ромеями (римлянами). Но говорили в Византии, в основном, на средневековом греческом, а не по-латыни. Константинополь византийцы называли еще Вторым Римом. Отсюда - Третий Рим (Москва). Центром и форпостом Византии в Крыму стал Херсонес, которому предстояло просуществовать еще 1000 лет как византийскому городу, на средневековом греческом называвшемуся Херсоном.

Новый расцвет Херсонеса наступает в VI веке, когда занимавшийся укреплением границ Византии великий император Юстиниан I вложил много сил и средств в наращивание византийского присутствия в Крыму. Были обновлены оборонительные стены города, по границам Византийских владений вдоль Южного Берега Крыма и на склонах Внутренней гряды Крымских гор, при поддержке и помощи местного населения, был построен ряд крепостей, замков и укрепленных поселений: Фуллы (видимо, Чуфут-Кале), Дорос (видимо, Мангуп), Сугдея (Судак), Алустон (Алушта), и ряд других. Была укреплена крепость Боспора. В это же время в Крыму и, в первую очередь, в Херсоне начало активно насаждаться христианство. Хотя первые христиане проникли в Крым, видимо, еще в I в. н.э., т.е. сразу после гибели Христа, нет оснований считать, что их вера пользовалась в этих местах популярностью. Доказательством может служить тот факт, что римляне выслали в херсонесские каменоломни третьего римского папу, ученика Святого Петра Климента. Здесь же он был и утоплен. Вряд ли популярного проповедника стали бы ссылать в места, где было много его сторонников. Вероятно, в начале IV в. н.э. в подвале одного из богатых домов на Главной улице города возникает тайный христианский храм, под который была переделана, видимо, рыбозасолочная цистерна. То, что тайный храм был оборудован именно в богатом доме, дает основания полагать, что и к IV веку христианство не обрело популярности среди простого населения, а было распространено среди богатой и образованной херсонесской верхушки.

Несмотря на то, что по указу императора Константина Великого, основателя Константинополя, христианство в 313 году было легализовано, а в 394 году при Феодосии I стало государственной религией, еще и 200 лет спустя тысячи подданных империи придерживались традиционных верований. Свидетельством того, что христианство утверждалось в Херсонесе трудно, является история первых херсонских епископов, описанная в VII веке их более поздним преемником в труде “Жития святых епископов херсонских”. Согласно этой книге, большинство из семи первых херсонских епископов в течение первой четверти IV в. н.э. погибли мученической смертью. И только седьмому, Капитону, присланному в Херсонес в 325 году и встреченному жителями враждебно, удалось убедить горожан в своей правоте, сотворив чудо: согласно “Житиям”, он побывал в огненной печи и вышел оттуда невредимым.

Император Юстиниан I был человеком глубоко верующим. Именно он построил величайший храм православия - Софию константинопольскую. И одним из инструментов укрепления империи он полагал повсеместное утверждение христианства в форме официального православия. С этой целью в Херсонесе, как и в других местах полуострова, строятся и богато украшаются десятки храмов-базилик. В Херсонесе создается огромный кафедральный собор, известный нам по имени одного из его исследователей как Уваровская базилика. Однако, и в VI, и в VII веке до победы христианства в Таврике было еще далеко. На то у нас есть весьма авторитетный свидетель: римский папа Мартин, сосланный в 655 году в Херсонес за несогласие с религиозными воззрениями императора Константа. В отправленных им из ссылки двух письмах он жалуется на то, что город находится в глубоком упадке и нищете, а его жители - настоящие безбожники, которые не верят вообще ни во что.

Действительно, после бурного подъема в правление Юстиниана, империя, а с нею и Херсонес вступили в эпоху глубокого кризиса: на Балканские провинции Византии еще в VI в. нападали племена славян, а в VII в. они стали захватывать земли империи и расселяться на ее территориях. Изнутри страну потрясали гражданские войны, заговоры, восстания рабов и колонов. С юга относительный паритет сил, который был у нее с персидским царством Сасанидов, сменился безудержным и неостановимым арабским нашествием. Византия потеряла свои лучшие и богатейшие провинции: Африку, Египет, Сирию, лишилась Александрии, Антиохии, чуть не лишилась Малой Азии. На западноевропейские владения императоров нападали лангобарды, а на море уже появились норманны. Конечно, в таких условиях империи было не до Таврики, и не до Херсонеса, хотя минимальное военное присутствие она здесь обеспечивала. В VII веке Херсонес становится местом ссылки знатных узников: помимо уже упомянутого Мартина, в 695 году сюда ссылают свергнутого в результате народного восстания императора Юстиниана II, отрезав ему нос. Спустя три года, Юстиниан бежит к хазарскому кагану, который частенько держал свою ставку в Крыму. Каган выдает за него замуж сестру, но, подкупленный царствующим императором, соглашается убить его.

Предупрежденный женой, Юстиниан бежал на корабле в Болгарию и сумел добиться поддержки болгарского хана Тервала. С помощью болгарских войск Юстиниан в 705 году возвращает себе трон. Узнав об этом, жители Херсонеса объявляют о выходе из состава империи и признают хазарский протекторат. Посланный императором на подавление восстания флот с десантом чинит в городе страшные зверства: сорок “отцов города” было сожжено заживо, часть жителей перебили, часть ограбили и превратили в рабов. Однако, как только каратели покинули город, он снова восстал. Во главе нового бунта встали сосланный в Херсонес знатный армянин Вардан Филиппик и, как ни удивительно, присланный Юстинианом новый правитель города Илья. Восставшие провозгласили Вардана императором и привлекли в союзники все того же вероломного хазарского кагана. Посланный Юстинианом новый карательный отряд состоял всего из 300 человек и был полностью истреблен. Когда новая, уже более мощная армия осадила Херсон, хазары прорвали осаду, и командовавший осаждавшими полководец Маврикий, боясь гнева императора, признал таковым Вардана. Вместе они осадили и взяли Константинополь в 711 году. Юстиниан был свергнут и казнен. Но, несмотря на помощь в воцарении новой династии, город еще долго пребывал в экономическом упадке.

В VIII веке христианство в Таврике побеждает окончательно. Этому способствовало то обстоятельство, что в Византии в 726 году началось иконоборческое движение: выбрасывались и сжигались иконы, разрушались или превращались в бордели монастыри, монахов и монахинь насильно заставляли вступать в брак. Тысячи ортодоксальных христиан, особенно монахов, не терпевших насилия над своей личностью и верой, были вынуждены бежать на окраины империи, в том числе, и в Таврику. В это время здесь возникают десятки монастырей, в основном, пещерных. Местное население, возможно, в пику столице окончательно переходит к православию. Наиболее известный пещерный монастырь в окрестностях Севастополя возникает в Инкерманских скалах (ныне - монастырь св. Климента). В те же времена возник и Георгиевский монастырь на мысе Феолент. Возможно, как верил Пушкин, как раз на месте таврского святилища Девы, у скалы, с которой дикари сбрасывали греческих моряков, принося их в жертву богине. Во всяком случае, христиане в других странах любили устраивать храмы на месте старых языческих капищ. Еще в V-VI веках облик Херсонеса стал терять свои античные черты: был заброшен и превращен в каменоломню театр, плиты античных декретов с акрополя и старинные саркофаги укладывались в полы новых христианских базилик. С постаментов свергались статуи богов и героев. Над значительно обновленными крепостными стенами возвышались теперь кресты многочисленных церквей.

Духовное влияние Византии стало безраздельным. Однако, Византия была не единственной силой, влиявшей на жизнь Крыма и Херсонеса (Херсона). В таврийских степях из века в век продолжалась смена кочевников-тюрок: черные болгары, торки, хазары, печенеги, половцы с VI по ХI век частично вытесняли, частично ассимилировали предшественников. Часть побежденных народов бежала в горы, поселяясь рядом с жилищами местных жителей, перенимая их быт и тип хозяйствования, язык, религию и культуру, и постепенно сливаясь с ними. Херсонес вынужден был постоянно лавировать между властью Византии и своеволием кочевников, с которыми ему было необходимо торговать, чтобы выжить. О возрождении Херсонесской земледельческой державы не могло быть и речи: слишком сильны были кочевники. На степных территориях Крыма не осталось ни одного города, ни одного оседлого поселения; только юрты, кони, бараны и волны ковыля. Наделы Гераклейского полуострова херсонцы сохраняли и берегли, но они служили городу только подсобным хозяйством. Как и в первые годы существования, город полностью зависел от поставок продовольствия, только теперь оно завозилось из земледельческих районов Малой Азии. От этой зависимости город так больше никогда и не избавился.

+1

18

Херсон в IХ-ХI в.в. Византия  и Киевская Русь

Новый подъем херсонесской экономики начался в Х веке. В это время наступила стабилизация в империи, пришедшие в Крым кочевники-печенеги в дела Юго-Западной Таврики особенно не вникали. Осмелевшие горцы стали распахивать земли предгорий. Но главное, у города появился новый, с каждым годом становившийся все сильнее, торговый партнер - Киевская Русь. Славяне еще в IХ веке появились в Крыму. Первыми сюда пришли купцы из Новгорода, Киева, возможно, и из других мест. Предположительно, они основали в Херсоне свой квартал, и славянское присутствие в городе стало постоянным. Во всяком случае, именно здесь великий славянский просветитель Кирилл (до пострижения в монахи - Константин), побывавший около 860 года в Херсоне по пути в Хазарию, впервые увидел Евангелие на славянском языке. Видимо, кто-то нам неизвестный пытался передать один из славянских языков греческими буквами. Возможно, это и вдохновило Кирилла на создание первого варианта славянского алфавита, глаголицы, который также был создан на основе греческого. Тот алфавит, которым мы пользуемся, кириллица, создан братом просветителя - Мефодием. Правда, в первоначальном варианте он был гораздо больше и состоял из 43 букв. Согласно христианской традиции, Кирилл нашел, “обрел”, как говорят в православии, на острове в бухте Казачьей мощи святого римского папы Климента и, обойдя с ними крестным ходом весь город, установил в одном из херсонесских храмов.

По мере роста и укрепления Киевской Руси рос и объем торговли между ней и Византией, проводившейся через Херсон, который на Руси называли Корсунем. Херсонские купцы выезжали торговать в устье Днепра, а русские купцы приходили в Херсон. Но, видимо, условия, которые здесь создавали киевским и новгородским “гостям”, не вполне их устраивали. Поэтому у Киевского князя Владимира были серьезные претензии именно к этому городу. Как известно, считается, что в 988 году в Херсонесе Владимир принял крещение, и от этого события принято отсчитывать историю христианства на Руси. Сообщения источников об этом событии крайне противоречивы. Это порождает множество споров среди специалистов о дате крещения Владимира в Херсоне, и даже о том, был ли такой факт в действительности. Споры о времени крещения связаны с тем, что датировка этого события на основании древнерусских источников, с одной стороны, и византийских, арабских, армянских, с другой стороны, не совпадает. По древнерусским летописям получается, что осада Херсона проходила в 988-989 г.г., а крещение и венчание Владимира - в начале лета 989 г. Иноязычные источники заставляют сдвинуть эту дату на год вперед. Проблема с определением дат на основании древнерусских летописей состоит в том, что годы считались “от сотворения мира”, дата нового года менялась (он справлялся то в сентябре, то в марте), неполный год считался за полный. Поэтому, возможная ошибка при переходе к современной датировке исчисляется 1-2 годами.

В то же время, высказываются версии о том, что Владимир крестился вовсе не в Херсонесе, а в Киеве, в Дунайской Болгарии или где-то еще. Предполагают даже, что князь крестился неоднократно, в том числе последний раз - в Херсонесе, публично и окончательно. Ожесточенные споры вызывают и отдельные детали этой важнейшей для славянских народов истории. Попытаемся вкратце изложить цепь событий так, как нам, вслед за рядом aвторитетных историков, это представляется правильным. Христианство пришло на Русь задолго до Владимира. Доподлинно известно, что христианкой была его бабка, княгиня Ольга. Возможно, что она втайне от сына Святослава, убежденного язычника, крестила Владимира еще во младенчестве. Не исключают, что исповедовал православие и его брат Ярополк, которого Владимир сверг и убил в борьбе за престол. Предполагают даже, что легендарные киевские князья Дир и его преемник Аскольд, свергнутый еще в 882 году варяжско-новгородской дружиной князя Олега, тоже были христианами. Можно предположить, что христианство распространялось среди части славянской знати, купцов, торговавших с Византией и христианской Болгарией, среди варяжских наемников, которые служили любым хозяевам по всей Европе, кто больше заплатит. Но не подлежит сомнению, что большинство русичей относилось к религии иноземцев враждебно, и в среде правящего класса были две партии: христианская и языческая. Владимир пришел к власти в 980 году с помощью языческой партии и под флагом возврата “к вере предков”. Из разрозненного набора племенных языческих божеств он даже попытался создать стройный пантеон, сродни древнегреческому, во главе с богом-громовержцем Перуном.

Но пробыв на троне несколько лет и набравшись опыта, он понял, что сохранение традиционных примитивных культов - это путь к изоляции и разрушению молодого государства: славянское язычество было религией первобытного народа, оно никак не подходило для государственного строительства. И Владимир начинает искать выход из ситуации. Не вдаваясь в обсуждение легенды “о выборе веры”, отметим лишь, что Владимиру, который к вопросам религии относился, видимо, предельно прагматично, действительно важнее были политические последствия того, от кого он примет новую веру: от Рима, Константинополя, от хазар с их иудаизмом, или от волжских булгар, исповедовавших ислам. Думается, если бы Византия в конце Х века не стала вновь сильной и авторитетной державой, выбор Владимира мог стать иным. Однако, в Х веке не было для Руси партнера важнее и страны притягательнее, чем блестящая, богатая, высококультурная и процветающая Византия. Слишком уж она отличалась от дикой, грязной и все еще полуварварской Европы. Тем более, что и торговые, и военные интересы Руси лежали в плоскости ее отношений с Империей Ромеев, как называли себя сами византийцы. Но Владимир понимал и другое: нельзя, приняв крещение от Константинополя, попадать к Византии в политическую и духовную зависимость. Нужна была хитрая политическая комбинация. И сама судьба преподнесла князю такую возможность.

+1

19

Дело в том, что в Византии не существовало закона о престолонаследии. Императоров фактически ставила армия и знать. Она же их и свергала. В результате, в империи было порой по несколько императорских династий одновременно. И по несколько императоров на троне. В описываемый период царями были два брата: умница и аскет Василий II и гуляка и распутник Константин VIII, который управлением империей не занимался. Помимо правившего императорского дома, была еще династия Фока, и династия Цимисхиев. И все их представители хотели иметь на троне своего родственника. Фоки и Цимисхии стали императорскими династиями благодаря матери Василия II - императрице Феофано. Эта история очень характерна для Византийского двора. Феофано была дочерью трактирщика, но благодаря феноменальной красоте привлекла внимание сына императора Константина VII Багрянородного Романа. Роман женился на девушке, которой так нетерпелось стать императрицей, что через год после свадьбы, в 959 году она, по слухам, отравила тестя. Спустя еще 4 года она изменяет мужу с популярным полководцем Никифором Фокой. Чтобы Роман II не мешал их роману, она отравила его тем же ядом, что и отца (по другой версии, он упал с лошади). Императором стал Никифор Фока, а она - его женой. Однако, Фоке был 51 год и он не мог удовлетворить любовного пыла молодой супруги. И через 6 лет она сменила его на другого полководца - Иоанна Цимисхия. Фока был убит в собственной спальне, а Цимисхий стал императором. Однако, наученный горьким опытом предшественников, он не стал жениться на Феофано, свалил на нее вину за смерть Никифора и сослал в отдаленный монастырь, в Армению.

Но у Феофано подрос достойный сын. Как только Василий II, ставший формальным соправителем Цимисхия, достиг совершеннолетия, император был отравлен медленным ядом. Естественно, что родственники Фоки и Цимисхия жаждали мести. Фоки и в предшествующие века имели на престоле своих императоров, и особенно страстно мечтали вернуть себе трон. Другие знатные роды тоже не прочь были поучаствовать в борьбе за корону. Поэтому, при каждом удобном случае они поднимали восстания и устраивали заговоры, добиваясь престола. Именно такое восстание поднял в 987 году в Малой Азии Варда Склир, дальний родственник Никифора Фоки. Василий послал на его подавление войско под командованием Варды Фоки, племянника убитого Никифора. Но тот, победив повстанцев, объединил с ними силы и провозгласил императором себя самого. Тогда Василий, находясь в отчаянном положении, попросил военной помощи у Владимира. Тот обещал ее предоставить в обмен на обещание Василия выдать за него замуж сестру императоров принцессу Анну. Владимир выполнил свое обещание, отправив в Малую Азию шеститысячную дружину. Она приняла участие в снятии осады Константинополя весной 988 г. и в генеральном сражении при Авидосе, состоявшемся 13 апреля 989 года, сыграв в победе правительственных войск решающую роль. Получив известие об этом, Владимир летом 989 года (напомним, что навигация на Черном море открывалась в мае, а принцесса могла приехать только по морю - сушей было слишком опасно) отправился встречать невесту к днепровским порогам. Для этого он оставил Рогнеду - законную жену (которая родила ему множество сыновей, включая будущего князя Ярослава Мудрого), и несколько сотен наложниц, размещенных не только в Киевском Детинце, но и в нескольких крепостях.

Однако, Василий и не собирался выдавать Анну за Владимира. За годы, прошедшие с момента ее рождения, ее всеми правдами и неправдами НЕ выдали замуж за нескольких европейских королей и князей. Все это считалось для порфирородной принцессы мезальянсом. Умудрились перехитрить даже германского императора, семья которого была, вроде бы, ровней византийским правителям. Тем более, никто не собирался выдавать ее за “темного варвара”. Поняв, что его обманули, Владимир в конце лета 989 года собрал войско, направился в Крым и осадил Херсонес. Такой метод убеждения был избран князем не случайно. Именно этот город мечтали поставить под экономический контроль русские купцы. Именно Херсон спекулировал товарами русского экспорта, забирая себе львиную долю барышей. И, кроме того, именно здесь Владимир рассчитывал найти себе союзников. Осада началась, видимо, в начале осени, и в течение 6 месяцев была абсолютно безуспешной. Войска киевского князя стояли у западных стен города, в районе нынешнего пляжа Солнечный. Опыта штурма каменных крепостей у них не было, и взять город силой не получалось. Пробовали засыпать ров и присыпать к стене вал, но горожане прорыли свой подкоп и уносили забрасываемую осаждающими землю, ссыпая ее посреди города. Взбешенный Владимир, которому тогда было 29 лет, заявил, что будет стоять под стенами хоть три года, но город возьмет.

Херсон того времени был прекрасно укреплен и отлично подготовился к осаде: достаточными были запасы продовольствия, город получал воду по старинному римскому водопроводу, да и дождевую влагу здесь собирать и хранить умели. Предполагают, что византийцы столь полно господствовали на море, что умудрялись подвозить продовольствие на кораблях и доставлять его в город по подземному ходу (Херсонес был окружен стенами со всех сторон, в том числе и с моря). Перелом наступил, когда кто-то из симпатизировавших осаждающим людей послал в стан Владимира стрелу с запиской. По одной версии, это был варяг Жадберн, который советовал разрушить подземный ход и указывал на место его расположения. По другой этим предателем был грек Анастас, занимавший впоследствии пост новгородского архиепископа в течение 42 лет. В своей записке он указывал на место расположения водопровода и советовал перекопать и перекрыть его. Как бы там ни было, город, по словам летописцев, продержался еще три месяца и, истомленный голодом и жаждой, сдался на милость победителя. Это произошло в начале весны 990 года. Владимир обошелся с Херсоном по тем временам довольно “мягко”: убил правителя, изнасиловал его дочь, а город ограбил. Когда, спустя несколько месяцев, он уходил домой, то забрал с собой ценные иконы, статуи, редкие книги, церковную утварь, и даже главную реликвию Херсонеса - мощи святого Климента. А пока он остался в городе дожидаться Анну. Ел, пил и пировал со всем войском. Правда, согласно легенде, с ним случился недуг: князь внезапно ослеп. Но когда он принял крещение в купели, зрение к нему вернулось. Считается, что с этого момента Владимир истинно уверовал в Господа. Императорам ничего не оставалось, как отправить двадцатипятилетнюю Анну выходить замуж за “варвара”. В сопровождении митрополита и сотен приближенных, она прибыла в Херсон, видимо, к началу лета 990 года. Полагают, что и крещение, и бракосочетание состоялось Уваровской базилике, бывшей кафедральным собором Херсонской епархии. Собор, в котором крестился Владимир, согласно русскому летописному преданию, назывался собором св. Василия. Поэтому, князю при крещении было дано имя Василий. В подарок жителям захваченного и ограбленного им города Владимир построил церковь на горе Ликофрос, в том самом месте, куда жители во время осады ссыпали выносимую из подкопа землю.

После официального перехода Руси к христианству, ее разнообразные связи с Херсоном значительно окрепли. Сотни образованных, но бедных херсонцев искали и находили в славянской стране применение своим талантам. В Херсонес постоянно приходили торговать русские купцы, на Русь вывозились изделия ремесла и предметы культа, священные реликвии. В древнерусском языке утвердилось слово “корсунский”, означающее применительно к предметам культа их греческое происхождение. В Софийском соборе Великого Новгорода сохранились иконы, возможно, вывезенные из Херсонеса еще Владимиром, и даже так называемые Корсунские врата. Херсон-Корсунь прочно вошел в психологию восточных славян как место получения знаний и обретения веры.

+1

20

Херсон в ХI-ХV в.в. Упадок и гибель города

Через несколько лет Херсон постигло новое несчастье. Предполагают, что он испытал разрушительное землетрясение. Во всяком случае, город подвергся тотальному разрушению, пожарам, запустению. Значительная часть его территории не застраивалась потом в течение десятилетий. Правда, если бы не изменилась экономическая конъюнктура, город восстановили бы быстро. Но в начале ХI века русичи завоевали земли бывшего Боспорского царства по обоим берегам пролива, основав Тмутараканское княжество. В его состав вошел и город Боспор, который в русских летописях называют Корчевом. Основной объем русско-византийской торговли был переориентирован на восток Крыма. Херсон лишился средств к существованию. Однако, хотя прежнего процветания город больше никогда не достиг, к ХII веку он отстроился, хотя и гораздо скромнее, чем прежде. Вместо пышных храмов эпохи Юстиниана I в городе строят крохотные часовни, все меньше становятся жилые дома: если жилище античного гражданина занимало полквартала, а то и целый квартал, то теперь на той же территории зачастую умудрялись построить 4-6 усадеб, да еще выделить место для маленькой внутренней площади с колодцем, часовенкой или банькой. Город мельчал. Мельчал и смысл его существования: из крупного центра международной торговли и форпоста византийской политики он превращался в торгово-ремесленный центр ближайшей округи.

Когда в 1204 году крестоносцы захватили Константинополь, развалив Византийскую империю, городу стало особенно трудно выживать. Первоначально IV крестовый поход затевался против мусульманского Египта. Однако, венецианцы, которые предоставили для похода свой флот, были жестокими торговыми конкурентами Византии. Воспользовавшись тем, что крестоносцы не расплатились с ними за “транспортные услуги” и очередной борьбой между императорскими династиями в Константинополе, венецианцы подтолкнули крестоносцев к захвату города, который подвергся унизительному разграблению. На Египет “воины христовы”, отяжеленные добычей, уже не пошли. Половина Византии была захвачена крестоносцами, и на 57 лет Империя Ромеев сошла с исторической сцены. Константинополь стал столицей государства крестоносцев - Латинской империи. А венецианцы добились того, чего хотели: монополии в причерноморской торговле. Херсон получил еще один сильнейший удар, но держался. Его даже не тронули татаро-монголы, впервые пришедшие в Крым в 1223 году. Тогда они захватили и разграбили только богатую Солдайю - главный форпост венецианцев в Крыму. Херсонес наладил ниточку торговых отношений с одним из осколков Византии, Трапезундской империй, находившейся на северо-востоке Малой Азии на месте древнего Понтийского царства. Можно сказать, что город, процветавший ранее на великом торговом пути “Из варяг в греки”, попытался найти свое место на Великом шелковом пути.

Но век Херсонеса истекал. Тотальнейшее, во многом бессмысленное разрушение и сожжение, которому подверг город татарский “полевой командир” темник Ногай в 1299 году, было на руку новым хозяевам причерноморской торговли - генуэзцам. Дело в том, что после восстановления в 1261 году Византийской империи под властью династии Палеологов, обнищавшие императоры фактически передали генуэзцам в управление свои владения в Крыму за то, что те помогли им утвердиться на троне и восстановить империю. Началась торговая война между прежними хозяевами причерноморской торговли - венецианцами и новыми фаворитами - генуэзскими купцами. Новые хозяева построили свои мощные торговые города, главным из которых стала Кафа, возникшая на месте древнего боспорского города Феодосии. К 1365 году генуэзцы, не без помощи татар, окончательно выжили венецианцев и стали править всем побережьем от Боспора (Воспоро) до Балаклавы (Чембало), образовав на землях Южного берега Крыма административную единицу - Капитанство Готия.

В распоряжении новых хозяев было все: деньги, товары, военная сила, мощнейшее лобби в Константинополе. Херсонес им был не нужен: на Великом шелковом пути предпочтительнее смотрелась Кафа. Город был обречен. В 1350 году Херсон был официально передан генуэзцам, и с этого момента греческим торговым судам запрещалось заходить в его порт, а сами генуэзцы торговать через него не собирались. Последней надеждой херсонцев оставалась торговая связь с Трапезундской империей. По некоторым предположениям, городом в это время владела одна из трапезундских княжеских династий - армяне Гаврасы, родственники императоров из династии Комнинов. До конца ХIV века их резиденция, возможно, была в Херсонесе. Им также удалось подчинить своей власти часть Юго-Западной Таврики с городом Феодоро (бывший Дорос) на горе Мангуп. Херсонес превратился в столицу маленького феодального княжества, его торговый, ремесленный и религиозный центр. Однако, в 1399 году другой татарский феодал - мурза Едигей подверг город очередному нашествию и разорению. С учетом его тесных связей с генуэзцами, не исключено, что они его на это и подтолкнули. Тем более, что в Крыму тогда были очень богатые города, представлявшиеся намного более привлекательной добычей. От этого потрясения Херсон оправиться уже не мог. Уцелевшие жители покинули обреченный город, пополнив, видимо население княжества Феодоро и генуэзских колоний.

В начале ХV века в портовом и некоторых других районах города появляются хижины нескольких рыбаков и ремесленников, но после строительства в Инкермане феодоритского порта Авлиты под защитой новоотстроенной крепости Каламита, они, наверное, перебираются туда. Генуэзские консулы бдительно следят за тем, чтобы херсонесские руины оставались незаселенными, подумывают о срытии оборонительных стен, чтобы там не могли укрепиться турки. Последний митрополит херсонский, рукоположенный в 1440 году, жил где-то в сельской округе, вероятно, в Георгиевском монастыре на Феоленте, лицезрел генуэзский флаг на башнях Чембало, да и был, по некоторым предположениям, католиком.

Пытаясь спасти свою империю от турок, предпоследний византийский император Иоанн VIII Палеолог в 1439 году пошел на унию православной церкви с католической, решительно отвергнутую крепнувшей Московской Русью. Но это не спасло обреченную страну: в 1453 году Константинополь был взят турками-османами, последний император Константин ХI погиб при штурме города, и Империя Ромеев навсегда отошла в историю. Умер и Херсонес - порождение глобальных торговых интересов, живший и богатевший только тогда, когда находил свое место в мировой торговле, или когда великие государства готовы были содержать город как свой военный и политический форпост. Гераклейский полуостров, на котором стоял Херсонес, не нужен ни для чего, кроме большой политики или великой торговли. Без них он превращается в пустыню. На целых триста лет эта земля полностью опустела.

После Византии пришел черед и Крыма: в 1475 году турки высадились на полуострове и покорили Капитанство Готию, уничтожили Княжество Феодоро, поставили в вассальную зависимость осколок Золотой Орды - возникшее в 1443 году Крымское ханство Гиреев. Территория генуэзских колоний превратилась в личные земли султана, санджак, а Черное море стало внутренним морем Османской империи. Сбылась мечта великого Митридата. В ставшем Балаклавой Чембало и в превращенной в Инкерман Каламите стояли турецкие гарнизоны. А Херсонес потихонечку разрушался. Турки вывозили из него в Кафу колонны. Побывавший здесь в 1578 году польский путешественник Мартин Броневский видел ветшающие оборонительные стены, все еще действующий водопровод (настоящее римское качество!), разрушающийся княжеский дворец, великолепные городские ворота, и ни души. Циклопические сооружения херсонесских клеров никто не трогал. Здесь тихо засыхали тысячелетние виноградники. Древняя земля Гераклеи заснула в ожидании нового часа своей истории. Ждать пришлось 300 лет.

Информация взята с сайта http://sev.gov.ua/cityinfo/history/hersones/p_10_c207/

+1

21

22

Olga Maximenko,
Да, было бы неплохо. У меня есть еще 3-4 свежих "репортажа"))

0

23

Спасибо большое за созданный раздел  :cool:
Только я думала, что в нем будут еще подразделы (Украина, Белорусь, Англия и т.д.), чтобы удобней было.
Nə isə, всё равно очень хорошо.

Отредактировано Seyidova (2009-10-13 12:03:48)

0

24

People, подскажите как прикрепить фото!

0

25

Zippo написал(а):

People, подскажите как прикрепить фото!

я написала в теме про Париж
попробуйте через радикалку,
она умееньшает картинки до любого размера
вы просто выберите уменьшить до 500

0

26

Seyidova написал(а):

едавно с экскурсией посетила замечательное место Херсонес.

спасибо, так интересно  :cool:
я вообще люблю смотреть все такое  растакое
супер пупер класное прекрасное  :flirt:
так захотелось туда съездить  :love:

0